Николай Семенов


Художник С. В. Даниленко

Семенов Н.А.
Долюбить, доспорить и допеть...: Стихи .- Тверское областное книжно-журнальное издательство, 1994 г. 40 с.

ISBN 5 85457 036 X

© Н.А. Семенов, 1994


Семенов Николай Александрович родился в 1952 году в поселке Индига Архангельской области в семье военнослужащего. С 1960 г. живет в Твери. Окончил Калининский политехнический институт и очную аспирантуру Московского химико-технологического института имени Д. И. Менделеева. Доктор технических наук. Специалист в области информатики и вычислительной техники. В настоящее время работает в российско- германском акционерном обществе “ЦЕНТРОН”. Женат. Имеет двоих детей.


Загуляю, точно загуляю,
Как матрос за тридевять морей.
Извини, что имени не знаю,
Просто будь поклонницей моей.

Я тебя стихами заморочу,
Я тебя шампанским напою!
Извини, но я танцор не очень,
А чтобы петь, так вовсе не пою.

Просто мне и муторно, и душно,
И далек спасительный причал...
Просто мне сегодня очень нужно,
Чтобы кто-то слушал и молчал.

Апрель, 1994 г.

О.Повалинской

Асфальт исчеркан мелом,
Десятком нежных слов,
И здесь же, между делом:
“Оля плюс ... любовь”.

Мне надпись всех дороже,
Ее обвел я вновь.
“Оля плюс ...”, но кто же
Равняется любовь?

1967 г.

“Ты скажи хотя бы, как тебя зовут?”

Из песни

Как-то раз нам контрольную дали.
Мы над нею затылки чесали
Два часа и пять минут.
Весь наш класс проклинал, не иначе.
Тех, кто выдумал эти задачи,
Ты скажи хотя бы, как тебя зовут?

Предупреждаю я вас не напрасно,
В класс входить в перемену опасно
В нем побоища идут.
Могут встретить с погашенным светом,
И к тому же огреть табуретом,
Но не скажут даже, как его зовут.

Фильмы хорошие мы закупаем,
Только много из них вырезаем,
Люди смотрят - не поймут.
Мы же с вами культурные, вроде,
Кто же вырезал все эпизоды?
Ты скажи хотя бы, как тебя зовут?

1968 г.

И. Викторову

Тебе б свою родную Русь,
Пахать всю жизнь на доброй кляче.
А ты, чудак, подался в вуз,
Как будто жить не мог иначе.

1969 г.

Ты, судьба, без ада и без рая
Все тебе смеяться б надо мной,
Все спешить, года мои стирая,
О виски тереться сединой,

Ты от бед меня не оградила,
От обид меня не сберегла,
Слишком поздно жизни научила,
Слишком рано с женщиной свела.

Не коришь за частые проступки,
Проклиная ветренность мою.
... А меня целуют проститутки,
И себя задаром отдают,

1970 г.

КРЫМ. ОПОЛЗНЕВОЕ

"Здесь вам не равнина,
Здесь климат иной!"
Из песни

Здесь вам не Калинин,
Здесь климат иной.
Не дождь и не холод,
А солнце и зной,
И горы рукою мы гладим отсель.
Над морем встают они словно мираж,
И Лева фигурою красит пейзаж,
Как в брачную ночь украшает невеста постель.

Но чтоб избежать тебе траурных лент,
Ты в море входи осторожно, студент!
Ведь Юрка опять заряжает ружье.
А вдруг засадил он четыре по сто,
А вдруг тебя примет за что-то не то,
И всадит гарпун в загорелое тело твое.

1971 г.

СТУДЕНЧЕСКИЙ ТОСТ НА КАРТОШКЕ

Я пью за Молоково.
Лесное и Сонково,
Где были мы и не были пока.
За фауну без флоры,
За сельские просторы.
Куда ты не заманишь дурака.

За грабли и за вилы,
За ржание кобылы,
За баню, бабу Маню, трактора,
За светлый образ Вани,

За матерные брани,
В которых мы отныне доктора.

Я пью за молотилки,
Копалки и косилки,
Комбайны - зерновые корабли!
За ферму, что у речки,
За блеянье овечки,
И за село на краешке земли.

1972 г.

А. Шейнману

Ты - книголюб!
В твоей квартире
Одних шкафов стоит четыре.
Под потолками стеллажи
Нависли словно миражи
На них куда ни бросишь взгляд,
Стоят лишь книги к ряду ряд.

Здесь Паустовский и Толстой,
Гюго, Жюль Верн, Дюма-старшой,
И Беранже, и Пастернак,
И Голсуорси, и Бальзак,
Марк Твен, Лесков, Мицкевич Адам,
И Гоголь в корочках что надо!

Ты - книголюб!
Ты снова в давке
Тяжелым танком мнешь прилавки,
И прыгнув в яшинском броске,
Упал ... но с книгою в руке!
И счастлив ты, библиофил!
... А мне чего? Я “Крокодил”
Куплю с “Калининской” для чтива
И встану в очередь за пивом.

1973 г.

Я тебя, наверно, не забуду,
Хоть других не мало впереди.
Ты шептав: “Не хочу, не буду...”,
Распахнув сорочку на груди.

Целовала, говорила: “Милый, -
Говорила, - славный мой, родной...”
А в ночи отчаянно светила
Белизна сорочки кружевной!

Я тебя желаньем не неволил
Ты сама разделась и легла,
Только, вскрикнув, вздрогнула от боли,
Лишь слеза по личику стекла.

А потом не по-девичьи смело.
Вдохновенно, страстно, озорно,
Вилось гибкое, податливое тело
В сумасшедшем ритме подо мной.

Кровь рвала от ярости аорты,
Кровь текла из ссадин по плечам..
Многих я девчонок перепортил,
Но такой, поверь мне, не встречал!

1973 г.

Была другому ты обещана,
И целовал тебя другой.
Когда б я знал, что ты не женщина.
Ты не была б сейчас со мной.

Зачем пришла? Зачем разделась ты?
Зачем так ласкова кровать?
Но твой порыв девичьей смелости
Я смог бы во время прервать,

Когда б я знал, что ты не женщина.
Ты солгала молчаньем мне...
И от стыда горит отметина
На белоснежной простыне.

1973 г.

А. Максименко

"Пусть дни проходят.
Идет за годом год.."

Из песни

ВОЗВРАЩЕНИЕ С ПРАКТИКИ *

Сколько дней с тобой мы вместе жили,
Улица Гвардейская моя?!
Но в последний раз сквозь тучи пыли
Я шагаю, радость не тая.
Сердце разрывается на части
И скорей торопится домой,
Сердце задыхается от счастья,
Счастья расставания с тобой.

Лязгнули вагоны буферами.
Путь-дорога наша далека.
Хоть разок побудем фраерами -
Ставь на стол бутылку коньяка.
Выпьем за татарскую столицу!
Выпьем за советский Татарстан!
Выпьем-ка глоток за проводницу.
Ту, что одолжила нам стакан.

Что же ты совсем не пьешь, дружище?
Или возвращению не рад?
Может, где-то в памяти ты ищешь
То, что не вернешь уже назад.
То, что мы оставили в Казани
Аду, Иду, Инну и Люсьен,
Музыку хорошую в “Чулпане”.
В ДТК массандровский портвейн.

Не забыть с тобою нам во веки
Кирова и Бауман урам,
Спасская и башня Сююмбеки
Долго будут сниться по ночам.
Пусть воспоминанья сердце ранят.
Мы с тобой их горькою запьем.
Вспомнив о советском Татарстане,
Слезы набежавшие смахнем.

1973 г.

____________________________________

* "Чулпан" - ресторан в Казани.
ДТК - дом татарской кулинарии,
урам (татарск.) - улица.

____________________________________

Все случайно - и маленький дом.
И улыбка твоя, и крылечко.
Мы случайно с тобою вдвоем.
И случайно погашена свечка.

Ты случайно понравилась мне.
И случайно целуешь меня ты.
И, конечно, случайно вдвойне
Твое платье упало с кровати,

Я случайностью только живу,
Я на свет появился случайно,
Я случайно уеду в Москву
И женюсь на москвичке случайной.

Ведь жена, и семья, и грехи -
Дело случая, это не тайна.
Взял бумагу, перо, и стихи
Появились, но тоже случайно.

1971 г.

Завтра субботник!
Что рожу скорчил?
Научный работник?
Гарвард окончил?
Плевать на титулы,

званья

и прочее...
Ты инженер,
И я инженер.
Мы - рабочие!

Эй, в болонье,
Очки одень!
Мусора тонны.
Стоишь как пень!

Берись за вилы, работы тьма,
Сегодня трудимся задарма!

Пьянея, трезвея,
Как будто псих,
Копаешь траншею от сих до сих...
А мне бы оклад увеличили б втрое,
Так я б без субботников сделал такое!!!

1975 г.

“Платон - мой друг, но истина дороже”.
И Аристотель был, наверно, прав.
Таится истина в той самой пьяной роже,
На барной стойке тело распластав.

И мы не раз от горькой сатанели.
Но истин не познали ни хрена.
А вопрошавшим: “Истина в вине ли?”
Мы отвечали: “В истине вина!”

1978 г.

В. Самойлову

Ты спрашиваешь, как там в Берлине?
И Берлине московское лето.
Девушки ходят без лифчиков,
Курят “Пэл-Мэл” и “Винстон”
И не экономят на туалетах,
Как наши туристы,
Балдеющие от магазинчиков!

Август. 1979 г.

А.Кецба

Москва моя, “теплостанова”!
Грешница в джинсах вытертых
Корчится в пошлых вывертах.
Куда тебе до Иваново?!

Улыбка твоя помадово
То ластится, то кусается,
Куда тебе до Иваново,
До милой шуйской красавицы!

Жизнь начиная заново.
Сквозь дождь, ураган и вьюгу
По шпалам уйду в Иваново...
Hе к бабе какой, а к другу.

1980 г.

В. Самойлову

Ты - автолюб!
Как Петька Анку,
Авто хватаешь за баранку.
Тебе мотор какой-нибудь,
Заменит талию и грудь.
А сны твои вчера про то.
Как ты несешься на авто
В какой то ад в кромешной мгле,
Бензин и масло на нуле.
Сегодня снились до утра
Прокладки, гайки, штуцера.
А завтра, словно детский плач.
Скрип из коробки передач.
То автосон, то автобред.
Ты жмешь клаксон.
А звука нет.
То бросит в жар.
То бросит в пот.
Уйди от фар!
Отдай капот!

...И видит Бог, когда б могли.
Икали б ночью “Жигули”!

А мне чего? Ведь я другой,
Люблю уют, люблю покой.
Приятна жизнь, чудесны сны...
Червонец спрятан от жены.
Возьму такси у гастронома
И укачу к своей знакомой.

1980 г.

Ты напрасно говорила о Париже.
Я ж в Париже сроду не бывал.
Мне родней, понятнее и ближе
Наш родной, наш русский сеновал.

Пусть уют французского отеля
Заменяла звездная вуаль,
Я прекрасных грешниц и офелий
Приглашал в свой сказочный "версаль".

Мне всегда претила проза быта.
Предпочту покоям королей -
Сеновал, где лифчик позабытый
Тосковал о Франции своей.

1981 г.

Померкли суперзвезды Голливуда
И cyпep-блеск французских стюардесс...
Есть на Земле восьмое Света Чудо,
Восьмое чудо - это ЦПС *.

Не украшают стены базилики.
Не угадаешь крышу по шпилям.
Зато здесь есть такие анжелики,
Что и не снились многим королям!

А мы средь них скучны и не речисты.
В делах, заботах, поисках идей.
Ценя в них лишь отличных программисток,
Не видя в них прекрасных дульсиней.

1982 г.

____________________________________

* ЦПС - научно производственное объединение “Центрпрограммсистем” в Твери.

____________________________________

Азизе

Мне в Италии теперь

делать нечего...
Обнял я ее, да так -

крепче где уж там!
А она в ответ: “Иди

к русским девушкам...”
И взметнула от меня

вольным кречетом.

“У тебя, болезный мой,

этих лиров-то

Лишь на булку с колбасой,

что из ливеров,
А я очень дорогая,

да с гонором...”
Но в ответ я: “Не пройдет

с этим номером”
Даром, что я из славян.

да за талию.
“Ах. Италии, - я ей.

- ах. Италия!!!
Повидали мы таких.

много гоноров.
Но любили нас без лир

и без долларов.
Я ведь ехал до тебя

не из Греции,
Что доплюнуть можно,

если прицелиться.
И морей из-за тебя,

из-за ничтожества.
Я прошел преогромное

множество!
Ах, Италия, - я ей,

- ах, Италия!!!”
И обхватил, как шальной,

выше талии.
Поняла, что славянин

не отцепится.
Я согласна. - А мне

аж не верится.

... Я живу в Твери.

даже нет штанов.
А друзья мои

только скалятся.
По счетам шальным.

все из “хилтонов”.
Платит-платит страна.

не расплатится,

Борт т/х “И. Франко”
31 октября 1990 г.

ИЗ ПРОГРАММЫ

“МИСС И МИСТЕР ДУНАЙСКОГО КРУИЗА”

БОРТ Т/X ДУНАЙ июнь, 1991 г.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

Вот это Толкачева Света.
Она как добрая примета.
Bедь в завтрак, ужин и обед
Сидим мы с нею тет-а-тет,
И, если б мне жениться снова,
Я б выбрал Свету Толкачеву.

РАДИОГРАММА ЖЕНЕ

Ну, как ты там с дитями, Дусь?
Я, может, к осени вернусь.
Ты не волнуйся женщин нет,
Тут. Дусь, один менеджмент.
Тут, Дусь, с утра и до утра
Кругом одни профессора.
А водки здесь, ни боже мой,
Мне, Дуся, хочется домой.
Ты слезы, Дусь. не лей зазря,
И жди не раньше сентября.

домашнее задание

Светлане Толкачевой
Мисс дунайского круиза

- Ну, здравствуй, Светик, это я.
К тебе вернулся с “Дуная”.
Ты, Николай, взгляни в окно!
Ведь все вернулися давно.
И бригадир, и агроном.
И столько притащили в дом!

- Ты знаешь. Светик, дело в том.
Что возвращался я пешком,
Поскольку за “Мадам Роша”
Отдал все деньги до гроша.

Ответь-ка, Коля, на шиша
Ты мне купил “Мадам Роша”?
Известно всем давным-давно
В сельмаге “Дзинтарса” полно.

- Ну, Свет, тебе не угодишь.
Я всей душой, а ты коришь.
Я в Будапеште. Светик мой.
Жакет купил тебе такой!

Вот это мне? Ты что, дурила!
Его ж вся Венгрия носила.
-А ты зайди в “супермаркет”.
У нас поношенных-то нет.
К тому же. не поверить. Свет.
Ведь нам не выдали монет.
За твой жакет у тех менял
Я щетку с мыльницей отдал.
А в Братиславе за две кроны
Купил тебе я панталоны.

- Вот эти?! Боже упаси!
Ты панталоны сам носи.

- А остальное, не кори,
Я все извел на сухари,
Чтоб, понимаешь, дорогая.
Не помереть к тебе шагая.

- Ну, что уж там, входи в избу.
Снимай доху. прочисть трубу.
Неси дрова, золу сгреби
Да по хозяйству подсоби,
Коль мне пастух тут проболтался,
Ты вроде в Турцию собрался,
Не то в Стамбул, не то в Дакар.
В менеджементский семинар?

- Ну, что поделаешь ты тут?!
Не веришь. Света, все зовут.
Мне бы с тобой побыть немного.
Да ведь обидеться же могут!
Как к югу потянутся стаи.
Придется ехать на Гаваи.
Но ты, мой Светик, слез не лей.
Аля-улю! Гони гусей!

ИЗ ПРОГРАММЫ "ОСТАЛСЯ ДЕНЬ ДО ИЗМАИЛА"
БОРТ Т/Х "ДУНАЙ". ИЮНЬ 1991 г.

Татьяне Адамовой

“Мне звезда упала на ладошку".
Из песни

Мне Татьяна встала нa дорожку
Феей из несбывшейся мечты.
Я в тебя влюбилась понарошку.
Понарошку полюби и ты.

Я-то понарошку не умею.
Ты меня за это не кори.
Подхвачу и унесу как фею,
Будем целоваться до зари.

- Ты напрасно пишешь эти строки.
Ведь они ни сердцу, ни уму.
Ты - клубок или лести и пороков.
Мне твои признанья ни к чему.
Я тебя об этом не просила.
Но тону в объятьях нежных слов,
Я тебя люблю... до Измаила,
Если это все таки любовь.
Телефон? Да что от телефона?!
Не звони, .забудь и не кори.

- Ты стоишь и смотришь, как мадонна!
Будем целоваться до зари?
Завтра же и поздно. и неловко.
Первый поцелуй, последний взгляд...
Ты мне очень нравишься. чертовка.
Как Дунай, и Зальцбург, и Белград.

"Мы так давно. мы так давно
не оmдыхали ..."
Из
песни

Мы так давно, мы так давно вина не пили,
И не любили никого с тех самых пор...
Менеджементом нас с тобой перекормили.
А в голове сплошной маркетинг и раззор.

Еще немного, еще чуть-чуть,
Всего лишь день до Измаила,
А я в каюту твою хочу.
Но ты мне дверь не отворила.

... Менеджементу я учился не без лени.
Хоть и наука управленья по плечу.
Пусть мне твои вчера понравились колени.
Но я жениться на профессорше хочу!

Еще немного, еще чуть-чуть.
Всего лишь день до Измаила
А я учиться еще хочу.
Ведь ты ж меня не доучила!

"За морем голубым
Есть город золотой”.
Из песни

Хватило все же сил
От бедствий и забот,
Приехать в Измаил
И сесть на теплоход.
На теплоходе том
Такие чудеса!
Красавицы кругом
И серые глаза.

Там “Дуная” добрый капитан,
Там Натальи нашей гибкий стан,
Алла. Валя. Галя и Мария.
Там уже кончается Россия.

Как будто плыл во сне,
И сон был сладок мой.
Прости, профессор, мне.
Что я опять хмельной.
Я все понять готов.
Доверившись судьбе.
Но где найти мне слов,
Чтоб высказать тебе!

Как люблю Дунай и Измаил.
Как тебя я тоже полюбил,
Ты присядь, пожалуй, на колени.
Вспомним мы о Зальцбурге и Вене.

Ну что ж ты хмурым стал.
Красавец рулевой?
Да брось ты свой штурвал
И с девушкой постой.
Пусть развернет Дунай
Наш белый теплоход...
Мне хочется назад.
А ты спешишь вперед.

Там жена, работа и семья.
Там тоскует девочка моя.
Алла, Валя, Галя и Мария.
Там же начинается Россия!

Сыну

Храни тебя твой зодиак!
Ты будь всегда здоровым и счастливым,
А мы тебе подскажем, что и как,
А мы тебе поможем, будем живы.

Тебе, Максим, уже пятнадцать лет,
День ото дня мужая и взрослея,
Ты помни, что сестры роднее нет,
И нет отца и матери роднее.

Пусть впереди забот невпроворот,
Пусть впереди преграда за преградой,
Ты только знай - отец не подведет.
Ты только помни - мама будет рядом.

Будь смел, Максим, и честен до конца,
Умей терпеть, чтобы ни слез, ни стона,
Учись, Максим, и превзойди отца,
Не посрами фамилию Семенов.

31 марта 1992 г.

Борису Палюху

Мы стоим в пивной.
Нам глоток хотя б.
За моей спиной
Кто-то врет про баб.

Кто-то водку пьет.
Кто-то взят взашей,
Кто то слезы льет
По судьбе своей.

Нам б в Париж с тобой,
Где пивных полно,
Коньяка с лихвой
И рекой вино.
Дух захватит аж
Подойдет мадам.
Ты ей взглядом: “Дашь?”
-Ну, конечно, дам.

Сентябрь, 1992 г.

ПРОЩАНИЕ С ПАРИЖЕМ

Ты напрасно грустишь, парижанка,
Я и рад бы с тобой, но увы...
У меня же в кармане ни франка.
Лишь обратный билет до Москвы.

30 октября 1992 г.

А. Кецба

А помнишь, как бывало.
Гуляли мы с тобой?!
У Курского вокзала,
Ha Пушкинской, в пивной.

И денег нам хватало,
И времени, и сил...
Ты помнить, как бывало?
А я почти забыл.

Январь, 1993 г.

ЧАСТУШКИ С КАРТИНКАМИ

Я частушки сам пишу,
Сам их напеваю,
Я у девок не прошу
Сами предлагают.

Ты не очень. Николай,
На аккорды налегай.
Силы поберег бы,
Барышень на трех бы.

С кем-то, Вова, водишься,
А меня сторонишься,
Я не как твой “Белорусь”-
Без стартера завожусь.

За моею, за спиной,
Ходят хахали гурьбой,
Пусть гуляют хахали,
Только б не затрахали.

Я в избе намыла чисто,
С печкой сдвинула кровать,
Я сегодня тракториста
Буду сексу обучать.

-Что ты, Саша, за чудак?!
Снова делаешь не так.
- Ты, Маруся, не зуди,
Чаще видики гляди.

Как-то раз на сеновале
Мы с тобой заночевали.
Все село судачило -
Чтобы это значило?

Я на печку спать,
Отпахав гектаров пять,
А твою борозду,
Я ж до завтра не пройду!

Вот так груди у Тамары!
Как две сдобы с пыла, с жара,
А у Глаши у моей,
Как две пышки без дрожжей,

Мы с тобою на пари,
Повстречалися в Твери,
Никому не говори,
Где мы были до зари.

С иностранцем шуры-муры:

И презенты, и "лямуры".

А с тобою, Николай,
Лишь “хэллоу” и “гуд бай”.

1991 г.

Грею серебристому карликовому пуделю

Прости нас, Грей. коль было что не так,
Мы все тебя любили как могли.
Живет в округе множество собак,
А мы тебя родной, не сберегли.

Ты был для нас, как ласковый малыш,
Твой тонкий лай мы помним хорошо.
А может, Грей, ты просто крепко спишь?
Тогда вставай, смотри-ка, кто пришел!

Но мы напрасно ожидаем чуда...
Я поводок на память сберегу.
Наш милый Грей, тебя мы не забудем.
Я плачу. Грей, я больше не могу

1 декабря 1991 г.

Ларисе

А мне ночами часто снится
Край нецелованных берез.
Где женской нежности - сторицей,
Где нет ни подлости, ни слез.

И не обидят даже взглядом
В том мире сумеречных грез.
Где я лежу под водопадом
Твоих распущенных волос.

Февраль, 1993 г.

Я не буду лгать и отпираться,
И судьбу о милости просить.
Разве чтоб с тобой не расставаться,
И детей своих не пережить.

Мне бы только малость отдышаться,
Мне бы, что задумано, успеть.
Только б одиноким не остаться,
Долюбить, доспорить и допеть.

Перед Богом я за все, в ответе.
Мне сполна воздастся за грехи.
Я уйду. Неслышно. На рассвете.
Дочитав последние стихи.

Апрель. 1993 г.

Наталье

А Вы б хотели в давние года,
Когда мужчины действием и словом
Боготворили женщин?.. И когда
Любила Пушкина Наталья Гончарова?

Чтобы под зонтиком, и бал чтоб при свечах,
И чтобы с мужем колесить по свету.
Чтобы поклонники носили на руках,
И чтоб к подъезду подали карету!

Чтобы филе на ужин из форели
С вином “Клико” слуга Вам подавал...
Вы хоть сегодня этого хотели?
Тогда я Вам все правильно желал.

Июнь, 1993 г.

Светлане

Я и не думал хорониться
От злого взгляда острых стрел,
В толпе угадывая лица
Тех, кто в глаза мне не смотрел.

А я, укрывшись ненароком
От повседневной чепухи,
Читал прекрасным незнакомкам
Свои нескромные стихи.

Октябрь, 1993 г.

Я уйду от тебя в никуда.
От упреков, обид, перебранок.
Ты устала, конечно же, да,
От моих участившихся пьянок.

Ты меня, если можешь, прости,
Но понять меня вряд ли ты сможешь.
Не умею я жить взаперти.
Как футбольно-диванный заморыш.

Пусть цыганка привычно наврет.
Говоря про меня небылицы.
...Я люблю, чтобы руки вразлет,
Словно крылья отпущенной птицы!

Мне б воды родниковой глоток.
Да свободы хмельное застолье...
Я стихи не слагаю из строк,
Если строки томятся в неволе.

Октябрь.1993 г.

Увезти тебя в лето
От наснеженных чувств?
В брызгах крымского света
Ты оттаешь чуть-чуть.
От холодного тона.
От безмолвия вьюг,
От озябших ладоней
Опустившихся рук.

Там в любовном томленьи
Неуемный прибой
Зацелует колени
Бирюзовой волной.
И безудержно станет.
Прикоснувшись к плечу.
Раствориться в нирване
Неиспытанных чувств,

Январь, 1994 г.

Вы полагаете?
Да, я так полагаю

Из песни

Вот и весна! Так отчаянно хочется быть!
Быть молодым и всегда молодым оставаться.
Вы полагаете, время настало влюбляться?
Я полагаю, что время настало любить.

Я Вас прошу, чтобы платье фасоном в весну,
Чтобы и чувства, и кровь, и любовь закипели...
Вы полагаете, вырез достаточно смелый?
Я полагаю, что можно короче длину.

Ну хоть присядьте со мною на миг визави,
Я как мальчишка на нервом свиданьи в смятеньи...
Вы полагаете, лучше сидеть на коленях?
Я полагаю, что я уже пьян от любви!

Март. 1994 г.

Оле Соколовой

Увижу Вас - и чувствую такое!..
Не выразить ни словом, ни строкой.
В Вас звездный свет, и что-то внеземное
Переплелось с земною красотой.

Таких и рисовали, и лепили,
От бед оберегали, как могли,
Таких как Вы патриции любили,
И выбирали в жены короли!

Апрель. 1994 г.

Наталье Озеровой

А был февраль. И были свечи,
И обнаженная Луна,
И ваши трепетные плечи
На фоне звездного окна.

И только клавиши шептали
О наших чувствах в тишине...
Играла Генделя Наталья.
Звучала музыка во мне.

30 апреля 1994 г.

ВОЖАК

То вдруг стремительно взлетая.
То вновь задерживая взлет,
В реке неистовствовала стая,
Телами взламывая лед.

А он лежал, пронзенный насквозь,
С немым предчувствием беды,
И неминуемо сжималось
Живое зеркало воды.

2 мая 1994 г.

А между нами развели мосты,
И холод отчужденья между нами,
Ко мне уже не прикоснешься ты
Своими отлюбившими руками.

И стали вдруг ненужными цветы,
И опустевшим место встречи стало
У Старого моста, который ты
Когда-то поэтическим назвала.

...Надежд не отнимайте у влюбленных
На радость встреч и примиренье слов,
Так пусть мостов не будет разведенных,
Пусть будет больше поэтических мостов.

6 мая 1994 г.


Автор выражает искреннюю благодарность организациям и частным лицам, финансировавшим издание сборника: Л. Н. Козулину (АООТ “Центрон”, Тверь), В. А. Семенову (фирма “Тверичанин”, Тверь), В. М. Силину (Москва), В. Г. Ганюшину (ИВЦ “Калининский”, Тверь) и К. Шредеру (Берлин, ФРГ).

Н. Семенов

Редактор Р.И.Борисов

Технический редактор Л.А.Бадеева

Корректор В.Б.Богачева

ЛР 040666

Подписано в печать 10. 06 94. Формат бумаги и доля листа 70x90 1/32. Печать офсетная. Объем 1.25. Усл. печ. л. 1,46. Тираж 1000 экз. Изд. № 171.

Цена свободная

Книжно журнальное издательство, г. Тверь, пр. Чайковского, 26 Старицкая типография, г. Старица, ул. Ленина, 5